Джейн Веда
unstoppable
Название: Иди по знакам
Автор: Джейн Веда
Размер: мини, 1593 слова
Персонажи: Уайетт/Крис
Категория: слэш
Жанр: PWP
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Уайетт ищет эрогенные зоны Криса. Поисковым кристаллом.
Предупреждения: ООС, инцест

изображение


Когда-нибудь они точно доиграются. То, что до сих пор никто ни разу их не потревожил, можно посчитать самым настоящим чудом. В их семье уже давно забыли, каково это — стучаться в дверь, дожидаясь, пока тебе откроют. Когда каждый второй может переместиться в любую точку планеты, а каждый первый — муж, брат, жена, сын или дедушка каждого второго, о границах и личном пространстве можно забыть.
Раньше, во времена войн с демонами, это было хорошим подспорьем. Сейчас Крис мечтает разложить по комнате кристаллы, которые бы никого в нее не пускали.
Им с Уайеттом давно не удавалось остаться наедине.
Это можно было бы даже посчитать плюсом. Уайетт удивительно небрежен в вопросах морали, поэтому принимает их отношения как само собой разумеющееся. Пару раз он целует брата в щеку при Фиби, и Крису остается только цепенеть и надеяться, что ее эмпатия не направлена на окружающих в этот момент.
Что она чувствует рядом с ними? Крис почти уверен, что его чувства густые, тягучие и удушающие. Что они разливаются по комнате толчками с каждым его вздохом.
Он не знает, какими эмоциями мог бы напитать эмпата Уайетт. Но когда думает об этом, перед глазами — ослепительные пятна света.
Крис не так раскован, как брат. Ему приходится каждый раз переступать через себя. Он все еще думает, что секс с собственным братом — влюбленность в него — не должен так воодушевлять нормального, адекватного человека. Или мага. Или хранителя. К черту терминологию.
То, что они семья, что Пайпер дала жизнь им обоим, что они должны любить друг друга как-то не так, как им хочется, — все это ежедневно с Крисом. Он и хотел бы забыть, но перед глазами — пример идеальных семейных отношений трех сестер с большой буквы С. Уж они-то явно никогда не испытывали желания оказаться в постели всем вместе.
Крис на секунду представляет себе клубок тел (фотографии молодых еще сестер Холливел услужливо всплывают перед глазами) и ставит себе диагноз. Он — извращенец почище Уайетта. Того самого, который умудрился найти новое применение пипеткам для зелий, достойное записи в Книгу таинств. В каком-нибудь параллельном мире, где они — борцы не за добро и справедливость, а за секс во всем мире.
— Мы потеряли осторожность, — резюмирует он вслух, оглаживая Уайетта по животу и поднимаясь выше, к соскам.
Секс на чердаке. Воистину, Уайетт — вуаерист. На чердаке — жизнь всего семейства Зачарованных, здесь Книга, которая нужна всем так часто, что, кажется, даже читать мелкие учились по ней.
— Ага, — довольно стонет Уайетт, толкаясь бедрами. Крис ерзает, стараясь устроиться удобнее, прижаться членом плотнее. Уайетт совсем не помогает — двигается судорожно, рывками, словно норовит спихнуть Криса на жесткий половик. Не только же его спине страдать?
Мягкие пледы грудой навалены в углу на софе, но встать или просто пошевелить пальцами и поманить их к себе не приходит в голову ни Крису, ни Уайетту.
Крис пришпоривает Уайетта, коленями сжимая его бока, с силой вцепляется в плечи. Это не соперничество и не стремление подчинить — Уайетт распластан под ним по собственной воле — просто очередной выверт в голове Криса, который сам он не желает себе объяснять.
Уайетт дышит часто, щурится понимающе и выглядит удивительно самодовольно для парня, макушка которого утопает в мягкой пыли, никогда не исчезающей с чердака.
Крис ритмично двигает бедрами, стряхивая длинную челку с лица, взмахивает руками и невольно задевает Уайетта по запястью. Тот вспыхивает вдруг жарко, сжимает кулаки, но Крис успевает расслышать тонкий звон сосудов с зельями на столике.
— Ты теряешь контроль, — замечает Крис преувеличенно спокойным голосом. Внутри у него все сжимается. Он тоже теряет контроль, пусть и не так легко, как старший брат.
— Я не виноват, что такой чувствительный, — беззлобно огрызается Уайетт. — Это ты у нас весь в себе.
У него в глазах вдруг сверкают искры. Крису совсем не нравится этот взгляд, точнее, наоборот, — слишком нравится. У него всегда проблемы с этим: определить, когда следует радоваться идеям Уайетта, а когда — опровергать их.
— Я знаю! — восклицает Уайетт. — Долой скучную дрочку.
Ничего скучного в ней Крис не видит, но Уайетт уже загорелся.
— Сейчас я раз и навсегда раскрою все твои секреты, братишка, — Уайетт все-таки сталкивает с себя Криса, не заботясь ни о своем стояке, ни о его.
Крис молчит, чтобы не проговориться, что единственный его секрет — это Уайетт. Тем более, тот и сам в курсе.
Только вслух это признавать совсем не хочется.
Уайетт встает, бессознательно проводит ладонью по волосам, осматривает чердак. Довольно хмыкнув, направляется к столику с зельями и ищет там что-то, звеня пузырьками. Крис наблюдает, как его возбужденный член трется о ткань, покрывающую столик, и гонит от себя мысль о том, что завтра в гости собиралась Пейдж с близнецами.
На полу действительно неудобно — непонятно, почему Уайетт не замечал этого. Крис все-таки шевелит пальцами, притягивая к себе два верхних пледа с софы. Бросает их рядом и, не желая вставать, просто перекатывается.
— Ого, какой вид, — скалится Уайетт, присаживаясь рядом. Он легонько шлепает Криса по ягодице, понуждает его перевернуться на спину. Крис ухмыляется ему.
В ладони Уайетта тускло поблескивает молочно-белый кристалл. Не крупный, из каких можно соорудить ловушки для демонов. Совсем небольшой, поисковый, самый простой, без отверстий для дополнительных ингредиентов. Такими, наверное, сестры пользовались, когда учились колдовать.
Крис хмурится, не понимая, что собирается делать Уайетт. А тот протягивает ладонь и отпускает длинную цепочку.
Наверное, из-за нее Уайетт и взял именно этот кристалл — усовершенствованные модели обычно на коротком шнурке или вообще леске.
Уайетт на пробу раскачивает кристалл. Они заворожено наблюдают, как он описывает несколько кругов в воздухе. Еще ни на что не нацеленный. Обычная пока безделушка.
Уайетт склоняется над Крисом, целуя его. Руку он опускает на грудь Крису, и тот чувствует, как металл цепочки холодит кожу. Приятно это или нет, сказать сложно, потому что Уайетт вылизывает его рот, царапая щеку незаметной на взгляд щетиной, и отвлекает на это все внимание Криса.
Уайетт разрывает поцелуй, замирает и глядит Крису в глаза. По телу Криса невольно проходит горячая волна, отзывающаяся в сосках и паху.
Уайетт сжимает губы, сдерживая улыбку, говорит строго:
— А теперь помоги мне.
Он пальцами оглаживает губы Криса, несильно давит, заставляя его открыть рот. Крис тянется, чтобы облизать его пальцы, но Уайетт вытягивает их, напоследок царапая нижнюю губу.
Он поднимает вторую руку, собирая цепочку в кулак, оставляя свободными всего сантиметров десять. Кристалл медленно погружается в раскрытые губы Криса.
Тот покорно прикрывает глаза, зная, что сумасбродства Уайетта лучше сейчас не останавливать. Послушно обхватывает безвкусный кристалл губами, втягивает его глубже и сосредоточенно посасывает его.
Уайетт с интересом следит, как двигаются его щеки и горло.
— Да ты извращенец, любимый братец, — сообщает он Крису. — Я не предлагал делать ему минет.
Крис от неожиданности раскрывает глаза, чувствуя себя крайне неловко.
Уайетт за цепочку вытягивает у него изо рта кристалл, задевая зубы. Кристалл выскальзывает с пошлым звуком.
— Зато теперь мы можем поколдовать, — Уайетт хитро подмигивает брату. Кристалл, связанный теперь с Крисом, мягко светится лунным светом.
— И что ты собираешься искать с помощью моей слюны? — более-менее насмешливо говорит Крис.
— Твои эрогенные зоны, — как о чем-то очевидном говорит Уайетт. Похоже, ему действительно кажется это логичным.
— Думаешь, они у меня отличаются расположением от всех остальных людей? — Крис, прищурившись, наблюдает, как кристалл снова очерчивает над ним круги, но уже не просто качается в руке Уайетта, а ведет его. Магия Уайетта во всей красе — он и жемчужину в проливе мог бы найти, если б захотел.
— Нет, я не об общеизвестных, — отмахивается Уайетт, наблюдая, как кристалл замирает над членом Криса, натягивая цепочку. Он протягивает ладонь и еле уловимо стискивает член, тут же скользя ниже, сжимая его у основания. — С ними я уже знаком.
Убедившись, что его слушаются, кристалл вновь начинает очерчивать круги.
Уайетт как-то лениво перекатывает в руке яйца Криса, проходится ладонью выше, задевая пупок, и пощипывает сначала левый, а затем правый сосок.
Крис стонет, вскидывая бедра, тянется к члену рукой, но Уайетт неожиданно зло прищуривается:
— Не мешай мне проводить эксперименты.
Ему не требуются ни ремень, ни наручники. Удавка слов куда сильнее.
Крис сжимает кулаки, но вниз больше не тянется. Он отрешенно пытается понять, когда успел дойти до такого состояния. Полного, безоговорочного подчинения капризам брата.
Кристалл тем временем суматошно мечется от левого плеча к правому по почти прямой линии, проведенной через ключицы.
— Ого, какой активный, — оживляется Уайетт. Он давно заметил, что у Криса чувствительные ключицы, но чтобы настолько... Все-таки не такой уж он и сдержанный.
Уайетт повторяет движения кристалла языком, чуть цепляя кожу зубами. Крис возмущенно бормочет что-то, но запускает пальцы в волосы Уайетта, массирует кожу.
Уайетт со вздохом отстраняется. Он, похоже, уже и рад бы закончить эксперимент, но держится на чистом упрямстве.
Повторяя движения кристалла, он прослеживает пальцами линию вокруг губ, кромку волос у висков.
— Я ждал каких-нибудь открытий, — возмущенно говорит Уайетт. — Пальцы, нос, уши, колени. А это все скучно.
Крис с тревогой ждет, что сейчас скучным назовут его.
Кристалл дергается над сгибом локтя.
— Ага, — у Уайетта загораются глаза. — Никогда не замечал.
Он проводит сначала пальцами, а потом языком, но Крис виновато улыбается, не испытывая никаких невероятных ощущений.
Кристалл, словно злясь на непонятливость, ходит волчком.
— Хм, — задумчиво говорит Уайетт, словно что-то понимая в его пляске. — Ну-ка.
Он тянет руку Криса вверх, укладывает ее себе на колени.
— Вот даже не думай, — предупреждающе говорит Крис, потому что должны же у них быть какие-то рамки. Серьезно.
Уайетт, лукаво поглядывая на него, укладывает в ложбинку член.
Крис очень надеется, что духи их многочисленных предков не населяют этот чердак на самом деле, как бы ни настаивала на этом Пайпер.
Он чуть сгибает руку в локте, напрягая мышцы. Нежная кожа уже в слюне, поэтому член легко скользит.
Его действительно прошибает электричеством через весь позвоночник. И вот с чего бы?..
Уайетт довольно улыбается, тянется к движущейся руке, переплетает пальцы.
— Да, ведь это так романтично, — отрывисто выдыхает Крис. — И дрочка совсем не скучная.
Уайетт игнорирует его слова. Он думает, что если перевернуть Криса на живот, можно будет продолжить поиск. Решает пока отложить на следующий раз.
Крис думает, что их игры зашли слишком далеко.
Кристалл думать не умеет. Забытый, он лежит на полу. Молочная белизна его граней светлеет.


Название: Гребаное дитя цветов!
Автор: Джейн Веда
Размер: мини, 1219 слов
Персонажи: Крис/Лео, Пенни
Категория: слэш
Жанр: PWP
Рейтинг:NC-17
Краткое содержание: Крис пытается исправить прошлое, но его заносит дальше, чем нужно.
Предупреждения: ООС, инцест, нон-кон


изображение


Крис не удивлен, что все идет наперекосяк. Он читал заклинание впопыхах, Уайетт пытался ему помешать...
Но для того, кто вырос в условиях практически постапокалипсиса, устроенного родным братом, этот мир слишком светлый и непуганый.
Крис появляется на чердаке буквально под носом у каких-то странно одетых девиц. Они не шарахаются и не пугаются. Обвивают его шею венком, пропевают песню и, звонко смеясь, убегают с чердака.
Крис озирается. Все верно, это особняк Холливелов. Что опять случилось у Зачарованных?
Он спускается по лестнице, разглядывая фотографии на стене. Одна рука поднята в защитном жесте — в случае чего он успеет откинуть врага.
Снизу доносится такой шум, будто устроили вечеринку. Пахнет сладким табаком.
На фотографиях нет знакомых лиц. Ни Пейдж с Фиби, ни Пайпер, ни Виктора с Петти. Как далеко в прошлое его занесло? Или это измененная реальность? Крис помнит рассказы: такое случалось довольно часто.
— Пенни, у тебя есть спички? — раздается откуда-то с кухни. Крис приседает, ожидая атаки, но ничего не происходит. Пока он встает, до него доходит абсурд ситуации.
Пенни Холливел. Грэмс. Бабушка, воспитавшая Зачарованных, и, соответственно, его прабабушка.
С одной стороны, если ему удастся заполучить ее в союзницы, историю изменить удастся кардинально. С другой, не стоит тешить себя надеждой, что это будет так просто. Рассказывать о будущем нельзя, а обмануть ее будет куда сложнее, чем Зачарованных сестер.
— Лучше! Живой огонь, — радостно восклицает женский голос. Из гостиной выплывает (по-другому не сказать) разряженная девица. Ее пышные рыжеватые волосы уложены под узорчатой тесьмой, на руках звенят браслеты.
И она откликнулась на имя Пенни.
Крис внимательно вглядывается, ища фамильное сходство. Стержень, жесткий характер. Темные волосы и высокие скулы, на худой конец.
Ничего этого нет. Кажется, он все-таки попал в другой мир. Может, в этот мире магии вообще не существует, а Зачарованным не суждено родиться?
Пенни изящно поднимает кисть, проворачивая воздух. Бормочет слащавый стишок, очевидно, творчество какого-нибудь приблудного растамана — они ведь так назывались?
И в ее ладони вспыхивает пламя, которое Пенни бережно держит, не боясь обжечься. Отсвет в глазах длится всего секунду, но Крис успевает заметить. Семейный стержень.
Она встряхивает кудрями и уходит на кухню, баюкая пламя в ладони.
Крис хмыкает недоверчиво, спускаясь и проходя в гостиную. Нужно ли ему замаскироваться?
Он проходит в гостиную и понимает: проще всего слиться с толпой гостей ему удастся, если он просто скинет с себя все вещи.
Не все присутствующие оголены, о нет! Кто-то расплескивает с ладоней фейерверки, кто-то дымом, выдыхаемым после кальяна, выписывает лозунги детей цветов.
А кто-то небольшими группами предается любви.
Крис читал об этом движении в учебниках. Как он понял, хиппи не были совсем уж распущенными. Просто принимали себя естественными. А что может быть естественнее секса?
Крис устало трет глаза, почти не вглядываясь, как две девушки возле дивана ласкают друг друга. И даже то, что ладонь одной исчезает в промежности другой, не может его сбить. Ему нужно выполнить свою цель.
Конечно, Пенни ему в этом не помощница. Крис мрачно раздумывает, сможет ли дожить до появления Зачарованных, не вмешиваясь больше в ход времени. Очень не хочется становиться своим собственным прадедушкой, а уж тем более дедушкой. Виктора он любит.
— А ты ничего такой, — раздается сбоку. Крис вздрагивает, понимая, что все-таки засмотрелся. Вытягивает руку и ловит в телекинетическую ловушку говорящего.
— Какой ты грозный, — тянет, ничуть не испугавшись, тот. А вот Крис холодеет, чувствуя, как по венам плещется ледяная ненависть, растекающаяся прямо из сердца.
Смазливый, самоуверенный, довольный собой, перед ним по стене распластан Лео. Он не похож на себя, даже на старых фотографиях он никогда не носил таких длинных волос и уж точно не красил их. Если присмотреться, можно заметить, что его глаза подведены угольным карандашом. Крис замечает.
Он думает о том, что сейчас Лео моложе его. С поправкой на бессмертие хранителя. То, что он пока не старейшина, очевидно. Старейшины не пытаются снять первого попавшегося незнакомца в гостях у ведьмы-хиппи.
То, что Лео изменяет пока еще даже не рожденной Пайпер, выбешивает Криса еще сильнее. Как же он ненавидит его!
— Эй, парень, ты чего? — Лео начинает беспокоиться, но все еще не боится его. Это неправильно. Ему следует бояться.
— Ничего, говоришь? — цедит Крис. — Ну, пойдем.
Он разворачивается и, чеканя шаг, направляется в подвал. Сжатый кулак надежно держит невидимые путы. Он тащит Лео за собой, продирается сквозь совокупляющихся на всех поверхностях гостей особняка, еле удерживаясь от того, чтобы повыкидывать их из родного дома. Каких только издевательств не пережил особняк. Но даже музей Уайетта не был настолько отвратительным.
Он заходит в подвал, не включая свет, легко сбегает вниз по ступенькам, протаскивает Лео за собой. Глаза Криса давно привыкли к темноте в подземельях демонов, а вот Лео растерянно моргает глазами. Не на это он рассчитывал, ха.
— Нравятся мальчики? — ядовито спрашивает Крис. В ушах шумит, в горле пересохло. Внутри холодно и пусто. Под полом что-то глухо бухает в ритм сердца. Крис вспоминает: в подвале еще не разрушенный Нексус. Должно быть, он питается его злобой.
Крису все равно.
— Я сторонник свободной любви, — отвечает Лео, но уверенности в голосе у него поубавилось. Он бы и рад переместиться, но Крис давно уже научился справляться с чужими перемещениями. В будущем он долго тренировался, мечтая убить старейшину.
Но сейчас мечта нуждается в поправке.
— Так ты меня любишь? — тянет Крис, чувствуя, как голос позорно срывается. — Ну, расскажи, как именно ты меня любишь.
Он водит в воздухе пальцами, подстраховывая телекинетическую хватку обычной веревкой, найденной здесь же, в подвале. Резко стягивает с Лео светлые брюки, дергает вниз трусы. Полувставший член приводит его в бешенство.
— Нравится, да? — вкрадчиво говорит Крис, с силой сжимая Лео член. Лео смотрит удивленно, но в глазах видна истома.
Только осознание того, что с оторванным членом он не сможет стать отцом ни Уайетту, ни Крису, удерживает Криса от членовредительства.
— Нет, удовольствие от этой встречи должен получить я, — Крис устраивается бедрами чуть ли не на лице у Лео, освобождает член. У него не стоит, что совсем неудивительно. — А тебе придется хорошенько потрудиться.
Лео послушно обхватывает мягкий член губами, кажется, вообще не испытывая смущения. Обводит языком головку, лакающими движениями вылизывает ее.
Крис стискивает зубы. Откуда в Лео эта услужливость? Не она ли позже трансформируется в желание помогать всем вокруг, с единственным исключением в виде Криса?
Прямо сейчас Лео помогает. Он уже приноровился наклонять голову вперед-назад. Член Криса неглубоко входит в рот, раздвигая губы, заходя всего на треть, но теперь у Криса стоит. Лео поглядывает на него снизу вверх, в глазах его — нечитаемое выражение.
Крис не выдерживает. Срывается. Он ненавидит эту покорность, причину стольких бед его семьи.
Он тянет Лео за волосы, до самой гортани вгоняя член ему в рот. Трахает его, не вслушиваясь в судорожные всхлипы. Хранители не могут умереть так просто, так что задохнуться с членом во рту у Лео не выйдет. А если так — временной парадокс произойдет по такой смехотворной причине, что вселенная его не примет.
Кончает Крис скудно, чему даже рад. Словно его тело не принимает Лео до самого конца.
Он встает, пошатываясь, непослушными пальцами застегивает ширинку. Смотреть в сторону Лео не хочется. Тот следит за Крисом светлым взглядом, видимо, надеясь на ответную услугу.
— Запомни эту встречу, — хрипло говорит Крис. — Запомни меня.
Он выходит из подвала, не озаботившись тем, чтобы освободить Лео. Вслед ему благодарно рокочет на какое-то время сытый Нексус.
— Эй, парни, — говорит он, проходя мимо только что вошедшей компании хиппи. — Там в подвале ждет поклонник свободной любви.
Они радостно ржут Крису.
Он выходит на крыльцо, стараясь не задумываться, что делать дальше. Путешествия во времени — сплошная импровизация.
— Уже уходите? — вслед ему спешит Пенни. — Возвращайтесь, печальный странник.
И Крис улыбается ей, широко и искренне, как не улыбался уже много лет.
Он еще обязательно вернется.


Название: Садовые гномы атакуют
Автор: Джейн Веда
Форма: фанфик
Размер: драббл, 724 слова
Персонажи: Пайпер, Пейдж, Фиби, гномы
Категория: джен
Жанр: повседневность, юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: Даже садовые гномы у Зачарованных особенные
Тема спецквеста: Окаменение

изображение

— Убийцы! — донеслось с улицы. — Лживые, предательские, мерзкие ведьмы!
Пайпер закатила глаза. Крики разносились все утро, и она держалась только на фамильном упрямстве.
— Что за шум? — на кухню прошмыгнула Фиби и, прежде чем Пайпер успела стукнуть ее по рукам, сцапала бутерброд и кружку кофе.
— Это к Пейдж, — Пайпер попыталась отобрать кружку, но Фиби ловко выскользнула из ее объятий. — Ты и так бодрая, зачем тебе кофе?
— У меня сегодня сдача важной статьи, — Фиби в четыре укуса расправилась с бутербродом. — Так что меня не отвлекать, даже если на лужайке за особняком собралась инквизиция. Она ведь не собралась там, верно? — обеспокоенно уточнила она и, дождавшись подтверждающего кивка от сестры, вновь повеселела. — Тогда абонент недоступен. Все, милая, удачи.
Она чмокнула Пайпер в щеку и скрылась с кухни, прежде чем та успела что-либо возразить.
— Разумеется, — пробормотала Пайпер. — Инквизиция бы ее заинтересовала.
Она подняла голову и в который раз за утро выкрикнула в потолок:
— Пейдж!
Младшая сестра заявилась в особняк только спустя полчаса. Выглядела она, мягко говоря, недовольной.
— Эти старейшины слишком много о себе возомнили, — она покрутила в воздухе рукой. — Решили: раз я наполовину хранитель, нужно возместить мне недостающую половину каким-то бешеным количеством обучающих лекций. А так как я — единственный слушатель этих лекций, сбежать оттуда было невозможно.
Пайпер, наученная горьким опытом, зорко следила, чтобы Пейдж не потянулась к столу. Жаркое в духовке должно было приготовиться через сорок минут.
— Так что извини, что не отвечала тебе, — Пейдж виновато посмотрела на Пайпер. — Что случилось?
Вместо ответа Пайпер ткнула пальцем в окно.
— Вы просто садистки, — надрывались на улице.
— И как им не надоест? — Пайпер покачала головой. Пейдж, нахмурившись, поспешила выйти из дома и пройти на задний двор, не рискуя переноситься на улицу: там могли оказаться невинные.
На лужайке за домом явно проводилась сидячая забастовка. Пятеро гномов, смутно знакомых Пейдж, злобно завывали ведьмам проклятья, периодически срываясь на незнакомый Пейдж язык. Пайпер, вышедшая вместе с ней, застонала.
— Убийцы, — с новой силой загомонили гномы, не особо, впрочем, испугавшись предполагаемых жестоких убийц.
Пейдж уперла руки в бока.
— Что здесь происходит? — как можно строже спросила она, помня, что гномам нельзя поддаваться. Пайпер хмыкнула.
— И ты еще спрашиваешь? Ты втерлась к нам в доверие, притворилась Белоснежкой или Зачарованной, или кем еще ты себя считаешь! — обвиняюще замахал руками ближайший к ним гном. — А потом приманила к себе наших братьев, прокляла их и украсила свой ведьминский садик.
Пейдж непонимающе огляделась и громко прыснула. Два дня назад Пайпер заказала новые садовые украшения — статуэтки садовых гномов. Не традиционной расцветки, а сделанные под камень.
— И как, по вашему мнению, я их прокляла? — Пейдж подмигнула Пайпер, зная, что разубеждать упрямцев — бесполезное занятие.
— Ты превратила их в камень! — торжествующе завопили гномы на разные голоса, приговаривая, что Зачарованным это вполне под силам.
— Но почему именно я? — Пейдж спросила сразу и у гномов, и у Пайпер, пытаясь понять, почему сестры не разобрались с гномами без нее.
— Ну, это ведь ты у нас королева полуросликов, — шепнула ей Пайпер, намекая на дружбу Пейдж с лепреконами.
— Ты связана с нами, фальшивая Белоснежка, — загудели гномы, на счастье, не услышавшие комментарий Пайпер.
— Может, припугнем их? — Пейдж расплылась в недоброй улыбке и повернулась к Пайпер. — Ты была права. Гномы — слишком уродливое украшение для нашего сада. Уничтожь их!
И негромко добавила:
— Все равно этим статуям у нас в саду не выжить.
Пайпер, покачав головой и пробурчав что-то об использовании силы на улице, нехотя махнула руками в сторону ближайшей статуи. Каменная крошка взвилась столбом.
— Ты... убила его, — задохнулись от возмущения гномы.
Пейдж подняла руку и призвала светящуюся сферу.
— И теперь в каждом саду в городе появятся пленные гномы, — зловеще сказала она. — Окаменевшие бедолаги, которых обрекли на проклятие вы. Как посмели вы спорить с ведьмами?
Гномы-активисты и сами словно оцепенели. Неверящими глазами они смотрели на Пейдж и Пайпер.
— Так, ладно, я думаю, урок вы усвоили, — Пейдж хлопнула в ладоши. Огоньки погасли. — Вы хоть понимаете, что если бы мы захотели убить парочку гномов, нам не нужно было бы превращать их в камень?
Гномы невразумительно начали оправдываться.
— Это всего лишь статуи, — Пайпер развела руками. Гномы опасливо наблюдали за ней.
— Люди делают такие статуи в честь легенд о гномах — добрых защитниках сада и дома, — поучительно сказала Пейдж, зная, как падки гномы до лести. — Они надеются, что фигурки послужат оберегами. Они надеются на вас.
Пристыженные гномы оживились.
— В вас верят и вас ценят, — добила их Пейдж, снова подмигнула Пайпер и как можно медленней зашагала в сторону дома. Пайпер пошла за ней, чеканя шаг.
За их спинами мирно колдовали над садом трудолюбивые гномы.

@темы: Зачарованные навеки!, Слэш, Типо творец, Фики