09:50 

Деанон Зачарованные 2014. Миди 2 лвл

Джейн Веда
unstoppable
Название: Последние рыцари этого мира
Автор: Джейн Веда
Размер: миди, 4163 слова
Персонажи: Уайетт, Крис, Зачарованные с мужьями, Виктор, Моргана
Категория: джен, преслэш
Жанр: АУ, adventure, немного юмора, немного ангста
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Уайетт — не единственный, кто связан с древними легендами.
Предупреждения: ООС, авторская трактовка легенд о короле Артуре
Примечание: отдаленно по мотивам заявки с инсайда: Хочется кроссовера с "Мерлином ВВС", Крис всё своё детство завидовал Уайетту из-за Экскалибура, и после того, как Мордант умирает, Крис думает что-нибудь такое на тему того, как он хочет такой меч тоже. И в гостиной Холливелов материализуется другой меч в камне - меч Мордреда, который может вытащить только Крис. Меч после смерти Мордреда засунула в камень Моргана, и каким-нибудь образом (неважно, случайно или специально) привязала свою душу к мечу. И когда Крис вытаскивает меч, она появляется.
Фактически, единственное, что связывает фик с "Мерлином ВВС" - визуализация Морганы, и то это не она

изображение

Уайетт был слегка разочарован. Он всегда представлял себе день совершеннолетия как непрекращающуюся шумную вечеринку. Тихие семейные посиделки ему уже наскучили. Но Пайпер была категорична. На выходных ее посетила Грэмс, путано пророчествующая о глобальных переменах и настоятельно требующая оградить невинных от опасностей. Так что никто из младших Холливелов приглашен на праздник не был, все они были отправлены от греха подальше в Школу Магии.
В представлении Пайпер Уайетт и Крис, лихо отплясывающие в клубе, и были главной опасностью для людей. И, если уж на то пошло, для ее племянниц.
Уайетт почувствовал, как в бок толкнулся острый локоть. Крис округлил глаза, незаметно кивая на отца. Лео преувеличенно радостно хлопал в ладоши, встречая огромный трехъярусный торт, из-за которого едва виднелась Пайпер, так и не разрешившая мужу помочь. Уайетт тут же последовал его примеру и широко улыбнулся.
Фиби проглотила смешок и наклонилась к Пейдж, шепча ей что-то и посматривая на Пайпер. Торт угрожающе качнулся. Шепот прекратился.
— Вас силой заставлять веселиться? — Пайпер уперла руки в бока. Торт, стоящий перед Уайеттом, мигнул ему всеми свечами.
— Мы веселимся, — обаятельно улыбнулся Куп. Ему не было нужды лгать — праздники всегда приводили его в состояние эйфории — да такой, что Фиби приходилось утаскивать его с посиделок насильно.
— Брось, Пайпер, парню в его возрасте на празднике нужен совсем не торт, — Генри выразительно подмигнул. У Криса вытянулось лицо. Он пока не мог представить праздника без сладкого.
Уайетт, если честно, тоже не был готов отказаться от десерта. Он почувствовал вдруг, что перемудрил и накрутил сам себя. Крис сквозь зубы прошипел, что торт нужно спасать.
Уайетт легко вскочил со стула, витиевато раскланиваясь.
— Время загадывать желание! — объявил он. Семья замерла.
— Вслух загадывай, — выпалил Виктор, отодвигая от себя тарелку. — Чтоб не сбылось.
Все Холливелы без исключения знали: желания Уайетта грозят неприятностями. Уайетта не зря в дни рождения держали дома. Магия, и без того захлестывающая его через край, прорывалась каждый раз, обеспечивая всем домочадцам приключения. Самолеты и железные дороги меняли свои направления, стремясь подариться Уайетту. Велосипеды, самокаты, а позже компьютеры и видеоигры оказывались в подвале целыми партиями, приводя Генри в служебный трепет. День пятнадцатилетия, когда Уай влюбился в одноклассницу и пожелал большой и чистой любви, до сих пор снился Купу в кошмарах.
Каждый раз Уайетт был уверен, что держит ситуацию под контролем. В прошлом году не произошло уже почти ничего масштабного — парочка клонов его младшего брата не в счет, от Криса проблем никогда и не было.
Желание упорно не загадывалось. Уайетт весь день ломал голову, думая, что загадать, но решил импровизировать.
— Хочу, чтобы у меня, — Уайетт поджал губы и осмотрелся, — этот день рождения был самым лучшим.
Сестры Холливел беспокойно завертели головами, осматривая гостиную. Уже, казалось бы, давно пора было отменить традицию, приносившую им столько хлопот. Но Пайпер и Фиби в один голос возмущались, отказываясь портить «мальчику» праздник.
— Хорошее желание, — одобрительно сказал Лео. — Перспективное.
Когда и два часа спустя в доме не появилось ничего необычного, даже Пейдж расслабилась. Именно ей в большинстве случаев приходилось разбираться с последствиями магии племянника, перемещая его большие игрушки.
— Время дарить подарки, — первым не выдержал Крис. Он вытянул руку, и со второго этажа прилетела большая коробка.
Фиби легонько потянула Пайпер, уже начавшую возмущаться, за рукав. Она-то чувствовала Криса, единственного, кто не научился еще закрываться от эмпатии. Волнение, тщательно скрываемая нежность, восторг, желание угодить, ревность к уже взрослому брату. В горле пересыхало, а в ушах шумела кровь. Подарок-то ерундовый.
Фиби ободряюще улыбнулась племяннику, вспоминая, как подарила однажды Прю самодельный блокнот, а потом нашла его в кухне, под шатающейся ножкой стола. Много лет спустя, уже когда они были ведьмами, Пайпер призналась, что Прю была совсем ни при чем. Подарки — это важно.
— Вот, — Крис тем временем передал Уайетту подарок. Тот немедленно переместился на диван, забрался на него с ногами и кровожадно разодрал упаковку. Виктор, до сих пор не одобряющий перемещений, прикрыл губы рукой и затрясся от смеха.
— Ого! — Уайетт как-то рвано вздохнул и поднял на сидящих за столом сияющие глаза. — Это Книга таинств!
Фиби вздрогнула. Пейдж на секунду пропала, но тут же появилась вновь:
— Книга на чердаке, — отрапортовала она.
— И она пустая, — продолжал восхищаться Уайетт. Крис залился краской, но довольно кивнул брату:
— Я сам ее, — он замялся, — сделал.
Было ясно, что без магии не обошлось.
— Это будет твоя личная Книга таинств. Видишь, у нее на обложке круг?
Уайетт шевельнул рукой, и брат оказался на диване рядом с ним.
— Может, пусть это будет наша общая с тобой книга? — он сосредоточенно обводил пальцем круг. Тот засветился, разделяясь и вытягиваясь. Больше всего знак походил теперь на перевернутую восьмерку. Бесконечность.
— А это нормально? Я думал, у всего клана одна книга на всех, — Виктор повернулся к старшей дочери. Пайпер растерянно молчала, как молчали и Фиби с Пейдж.
— У каждой магической книги своя судьба, — туманно заметил Лео. Из всех присутствующих он был подкован в теории магии лучше всех. Сказывалось и прошлое Старейшины, и работа директором Школы магии. Но даже у него не было четкого ответа, как новая книга повлияет на судьбу братьев.
— Чем больше книг, тем лучше, — ободряюще сказал Генри и поднялся с места, чтобы тоже отдать подарок.
— Это работает с любыми подарками, — подхватил Куп, делая сложные пассы руками и выхватывая из воздуха подарочный пакет.
— Дары, — глухо поправила его Пайпер. — Мы приносим ему дары.
— Мы живем в демократическом государстве, — тут же завелся Виктор, обожающий говорить о политике. — Нечего делать из моего старшего внука королевского отпрыска.
— Смотри, на обложке что-то еще проявляется! — громко заметил Уайетт.
Пайпер шагнула к сыну, отталкивая сестер с пути. Воздух вокруг нее задрожал.
— О благородный сын бриттов, пришла пора принять свое наследие, — выразительно пропела она, опускаясь на одно колено. — Твой путь освятили четыре королевы, три и одна. Их прошлое — твое настоящее.
— Она сейчас серьезно? — шепотом спросил Генри, не проникнувшись серьезностью ситуации. Пейдж громко шикнула на него, прислушиваясь. Фиби схватила со столика ручку и ежедневник, записывая пророчество, не сомневаясь, что это оно.
— Твоя тень снова придет за тобой. Не дай зеркалам обмануть тебя. Проснись! — Пайпер вскинула руку. Воздух сгустился и слабо запульсировал в одном ритме с полукружьем на обложке новой книги.
— Экскалибур, — подытожил Уайетт. — Мам, но ведь можно было просто принести его из подвала.
Пайпер поднялась на колени, тряся головой:
— Как же я ненавижу все эти случаи, когда моим голосом говорят магические сущности, — она отряхнула брюки.
— Смотри, теперь в твоем круге меч нарисован, — Крис ткнул пальцем в успокоившуюся обложку. Миниатюрная копия была идеально похожа на оригинал. — А в моем ничего нет.
Уайетт фыркнул, отсылая меч обратно в подвал. Первый дар интересовал его куда больше.
Хотя и он не выдержал сравнения с ключами, которые чуть позже положил перед ним Виктор. Уайетт давно уже просил машину.
Пока Лео ожесточенно спорил с Виктором и Уайеттом о том, что машина в таком возрасте не особо и нужна, а Крис требовал машину и себе, сестры Холливел незаметно перебрались на кухню.
— Так, какие мысли? — Фиби перечитала записи и нахмурилась.
— Уайетт окончательно окорольартурился, — Пейдж развела руками.
— Я — реинкарнация Озерной девы, но до сих пор не люблю плавать, — Пайпер яростно мыла посуду. Брызги воды, не впечатленные ее статусом, разлетались по всей кухне.
— Меня смущает тень, которая за ним придет. Кто хорошо помнит легенду? — Фиби потянулась к лэптопу, лежащему на столе.
— Бесполезно, — Пайпер покачала головой. — Когда вся эта история началась, я много читала. Единой версии так и нет. Миллионы вариантов. Одно знаю точно: если у него появился друг Ланселот и подруга Гвиневра, избавляться нужно будет от обоих.
Пейдж припомнила:
— Четыре королевы, три и одна. Те, кто унесли Артура на Авалон до лучших времен. Можно было бы вызвать их духов и расспросить, грозит ли Уайетту опасность.
— Одной из них и была Озерная дева, — Пайпер сдула челку с лица. — Так что ее можно не призывать.
— А кто остальные? — Фиби увлеченно чертила в блокноте схему.
— Леди Севера, Леди Пустоши и Моргана. О первых двух ничего толком неизвестно, — Пайпер кивнула сама себе.
— Одна — это Моргана? — уточнила Пейдж. — Она ведь злобная была, верно? Это не из-за нее Мерлин умер?
— Он не умер, — возмутился Лео, заходя на кухню. — Криса от машины отговорил, с Уайеттом и Виктором спорить уже бесполезно. Они пошли обкатывать подарок.
Фиби выразительно подняла брови.
— Ах да, — сбился Лео. — По версии старейшин, он был просто усыплен на время. Хотя я предполагаю, что сейчас он сам — один из старейшин.
Все четверо неодобрительно посмотрели в потолок. Секреты старейшин надоели им уже много лет назад.
— Так вот, — продолжил Лео. — Моргану часто путают с Моргаузой. Одна из них была ведьмой, а другая — обычным человеком. Кто-то из них был Артуру сестрой, а кто-то нет. Одна из них родила Артуру сына Мордреда. Или он не был его сыном, а только племянником. И одна из них настроила его против Артура. Но кончаются все истории одинаково. Мордред и Артур убивают друг друга. А Моргана, была она злой или нет, раскаивается и относит его с тремя другими ведьмами на Авалон.
— Получается, тень — это Мордред? — уточнила Фиби, проглядывая новые записи.
— Или Моргана, или Моргауза, или вообще Мерлин, — всплеснула руками Пейдж. — Кто-то на М.
— Очень удобно. Будем защищать Уайетта от всех, у кого имя на М начинается? Нечего сказать, идеальный план, — язвительно заметила Пайпер, вытирая руки полотенцем.
— Еще эта новая книга, — Пейдж покачала головой. — Чувствую, Крис как-то с этим связан.
— Моя интуиция молчит, — Фиби пожала плечами.
— А моя говорит, что этот меч еще не раз попортит нам жизнь, — ворчливо заметила Пайпер.
— Вы вообще собираетесь дальше праздновать? — на кухню заглянул Генри и прислонился к косяку, устало выдыхая. — Я один уже не справляюсь. Куп вошел во вкус.
Фиби поспешила к мужу, вспомнив о его особенностях. Лео и Генри, улыбнувшись женам, поспешили ей на помощь.
Праздник продолжался, несмотря ни на что.
— Я почему-то уверена, что еще ничего не кончилось, — призналась Пайпер младшей сестре.
— А мне вот кажется, что пока Уайетту ничего не грозит, — Пейдж задумчиво вертела в руках ложку, всматриваясь в отражение. В гостиной раздался взрыв хохота и обиженное гудение Виктора. Сестры поспешили на звук.
Уайетт взахлеб рассказывал, как они чуть не вылетели в залив, едва успев переместиться куда-то в Мексику, судя по кактусам. Лео демонстративно строжился. Куп и Фиби танцевали под слышную только им музыку. Генри грозился выписать Виктору штраф. Пайпер присела на стул, печально улыбаясь нетронутому торту. Пейдж приобняла Криса и тихонько похвалила его подарок. Крис смущенно пригладил волосы.
Книга, оставленная без внимания своими хозяевами, тихонько шелестела пустыми страницами. На ее обложке золотом светился меч, вписанный в левый овал. Правый овал был пуст.
***
Потянулись будни, которые бы показались любому другому полными событий. За варкой зелий, зубрежкой заклинаний, стычками с демонами, экзаменами в Школе магии и учебой в мире людей Экскалибур и пророчества отошли на второй план. Разве что Книга, подаренная Крисом, не покидала комнаты Уайетта. Он долго раздумывал, прежде чем сделать первую запись, но однажды все же решился. Пролистав Книгу таинств и обложившись книгами — сказками и легендами невинных, манускриптами из Школы магии, распечатками из интернета — Уайетт позволил интуиции вести себя и собрал из отрывков свой собственный вариант легенды о своей прошлой жизни.
У Уайетта никогда не было проблем с признанием магии. Все истории, которые он слышал с детства, не были выдуманными — это были воспоминания Зачарованных о прошлых битвах. Реинкарнации в их семье не были редкостью. Пайпер и Фиби рассказывали о том, как были собственными пра-пра-...— бабушками-кузинами, упоминая и Прю; Пейдж поделилась историей о Злой ведьме, которой однажды была. Лео неохотно вспоминал свое военное прошлое, но и он со временем разговорился.
Истории о собственном детстве Уайетт слушал, скрывая смех. Он понимал, что до сих пор его магия позволяла себе выкидывать фокусы, но слушать о том, как из телевизора появился дракон, и в сто первый раз было так же забавно, как и в самый первый.
Крис тоже любил эти истории, подсмеиваясь над братом. Он ничем подобным похвастаться не мог, с самых пеленок контролируя почти каждое движение. Власть Криса над своей магией всегда поражала Уайетта. И если со стороны могло показаться, что Крису стоило бы завидовать более сильному брату, то на деле все было с точностью до наоборот. Именно Уайетт мечтал порой о той выдержке и спокойствии, с которыми колдовал брат.
Вторую запись в книге сделал Крис, открыв ее наугад где-то на середине. Он лукаво посмотрел на брата, прокрутив в пальцах ручку, и принялся быстро что-то строчить. Уайетт с нетерпением ждал, пока он закончит писать и, вроде, даже рисовать. Когда же Крис показал ему страницу, Уайетт расхохотался, чувствуя, как огнем опаляет щеки. На левой странице не было надписей — только внушительный, хоть и небрежно прорисованный дракон. Справа же было написано коротенькое заклинание, о котором в рассказе не упоминалось ни разу, ведь тогда Уайетт изгнал дракона самостоятельно.
— Я решил, что буду писать заклинания, которые помогут разбираться с последствиями твоего колдовства, — мягко сказал Крис. Он хотел, чтобы брат понял его правильно, не обижаясь. Он прекрасно знал о том, как Уайетту не хватает самоконтроля.
Уайетт кивнул ему, и Крис расслабился.
— Ты отлично рисуешь, Крис, — заметил Уай. — Получилось правдоподобно.
— Я этого дракона с шести лет рисовал, как только можно, — Крис откинулся на кровать и раскинул руки.— Всегда думал: каково это, полетать на нем.
Он жестом остановил порывающегося сказать что-то брата.
— Даже не думай, — Крис скосил глаза, следя за реакцией на свои слова. — Мы уже не дети. Катаемся на машинах, а не на драконах.
— Пока катаюсь только я, — резонно возразил Уайетт, чувствуя смутное сожаление. Он смог бы оживить не только дракона, факт. Фениксы, сфинксы — да кто угодно! Ради брата он бы усмирил свою магию. А если нет, Крис бы написал заклинание, и оно бы сработало.
Крис тонко усмехнулся. До его совершеннолетия оставались считанные месяцы, и подарок Виктора уже не был секретом. Тот был удивительно стабильным в своих поступках.
— Думаешь, у меня тоже произойдет что-то необычное? Какое-нибудь пророчество? — Крис спросил вроде и без интереса, но ресницы его дрогнули.
Уайетт закрыл книгу, вглядываясь в пустой овал на обложке. Ему казалось, он видит, как там начинает проступать тонкий контур. Но очертания было не узнать.
— Ты тоже устроишь тихие посиделки, да? — он уже знал ответ. Крис и не был никогда тусовщиком, как-то быстро проскочив стадию гормонально нестабильного подростка, так полюбившуюся Уайетту.
Крис хмыкнул:
— Если у меня начнут крылья расти, сложно будет списать это на бокал пива в пабе, — он забил руками по покрывалу, изображая взмахи крыльями. Уайетт шутливо толкнул его и тоже откинулся на спину, придавливая правое «крыло». Крис застонал.
— Ты не единственный ангел в этой семье, — назидательно поднял палец вверх Уайетт, вспомнив о роли старшего брата. — Так что не особо рассчитывай.
— Ну, может, не крылья, — задумался Крис.
— На рога намекаешь? — похоже, Крис снова перечитал на ночь людских книг. Он и раньше так делал, прибегая к Уайетту среди ночи и делясь удивительными открытиями о ведьмах и колдунах. Уайетт помнил, как они настойчиво выспрашивали за завтраком, почему ни у одного из них нет поросячьего хвостика, и можно ли их считать колдунами. Пайпер тогда впервые на их памяти пережарила тосты, заливаясь искренним смехом.
— Думаю, что мне пришла пора вступить во взрослую жизнь настоящего ведьмака, — уклончиво ответил Крис. Уйаетт подавил искушение прочитать его мысли, главным образом потому, что наизусть заклинания он не помнил, а подниматься с кровати дико не хотелось.
Записей в Книге становилось все больше. Чаще писал Крис, сдерживая обещание. Он пошел по стопам Фиби и быстро научился сочинять заклинания. Уайетту это давалось сложнее, словно внутренняя магия не желала снисходить до вспомогательных элементов. Так он объяснял себе неумение писать заклинания, пока не понял, что у него другой конек. Видимо, он был похож на мать сильнее, чем думал. Зелья Уайетта оказались невероятно результативными, и он немедленно начал записывать рецепты, почему-то с конца Книги. Казалось, что братья, не сговариваясь, решили структурировать Книгу четче, чем Книгу таинств в свое время. Первым разделом шли легенды, которые Уайетт с первой записи так и не смог записать полностью. Самый большой раздел занимали заклинания Криса. И последними шли зелья Уайетта.
Впрочем, в Книге было достаточно свободных страниц на случай, если бы им в голову пришло что-то еще.
День совершеннолетия Криса они встречали уже привычной компанией. Единственным изменением была заметно округлившаяся Фиби, от которой ни на шаг не отходил Куп. Он теперь всегда был в приподнятом настроении, впитывая положительные эмоции как губка. Это была уже третья беременность Фиби, но Купа это только раззадоривало. Он явно планировал самолично увеличить популяцию Купидонов на порядок.
— Крис! — с восторгом вскрикнула Фиби. — Я так рада!
Она порывисто обняла племянника и тут же удивленно отстранилась:
— Я не чувствую тебя, — изумилась она. — Все-таки научился!
Крис отвел глаза. В конце концов, он единственный, кто не смог сделать этого самостоятельно. Только долгие тренировки со старшим братом помогли ему закрыться от эмпатии.
Уайетт всегда повторял, что это странно. Крис казался самым неэмоциональным в семье, но Фиби утверждала, что именно в Крисе — целый вулкан эмоций, который так и плещет наружу.
Они сели за стол, переговариваясь. Уайетт, помня свой день рождения, поспешил на кухню, желая перехватить Пайпер и не позволить ей тащить тяжелый торт самостоятельно.
На кухне обнаружилась еще и Пейдж. Она скармливала апельсины соковыжималке и что-то негромко напевала, улыбаясь своему отражению в вытяжке. Уайетт потянулся к торту и получил лопаточкой по рукам.
— Даже не думай, — рявкнула Пайпер. — Это моя почетная обязанность.
— Но, мам, я хочу помочь, — Уайетт скорчил рожицу, в душе удивляясь, почему ему раньше казалось, что на семейных посиделках скучно.
— Хочешь помочь — не дай Виктору утянуть Криса на обкат машины, — Пайпер сурово взмахнула лопаткой.
Уайетт вернулся в гостиную и уселся поближе к деду. Тот хитро поблескивал глазами. Крис покачал головой, явно не удивившись маневрам брата.
Когда пришло время загадывать желание, Уайетт задержал дыхание. Накатило вдруг странное ощущение. Он мог бы поклясться, что начинать волноваться нужно было бы сейчас
Но Крис легко задул свечи и упрямо мотнул головой, отказываясь произнести желание вслух.
— Правильно, мой мальчик. Ничего им не говори, — с усилием сказала Пейдж, поднимаясь со своего места и обхватывая его за плечи. — Ты достоин самого ценного дара.
И по взглядам окружающих Уайетт понял — началось.
— Я одна, и нас четверо, — представилась Пейдж. Видно было, что Крис готов поддержать ее, но на колени Пейдж вставать и не собиралась. — Приветствую тебя, Озерная сестра, — она кивнула Пайпер, и та сдержанно кивнула в ответ. — Приветствую тебя, Владычица Пустоши, — на этот раз кивок достался явно удивленной Фиби. — Наша сестра с Севера шлет вам свое дыхание.
Фиби и Пайпер обменялись тоскливыми взглядами. Они явно были бы не против встретиться с этой сестрой лицом к лицу.
Даже Виктор и Генри уже не испугались, когда по комнате прошелся холодный ветер.
— История не повторится, если ты не примешь утраченное будущее, — выговаривала Пейдж Крису. Фиби подтянула к себе ручку, которая лежала возле ее тарелки весь вечер.
— А если приму? — решился прервать монолог Крис.
— Зеркало помутнеет, — Пейдж кивнула ему с таким лицом, будто это было очевидно.
— Конечно, — пробормотал Крис.
— Ядовитая любовь неизбежна, — совсем уж ударилась в пафос Пейдж. Холодный ветер в ее руке засверкал.
— Кинжал! — удовлетворенно качнул головой Крис. — Пофункциональнее, чем у тебя будет, да?
Он подмигнул брату.
— Сейчас проверю, — Уайетт призвал их Книгу и вгляделся в обложку. Второй круг больше не был пустым.
— Артур и Мордред вернули утраченную Книгу Игл, — нараспев произнесла единственную внятную фразу Пейдж. И тут же продолжила уже нормальным голосом. — Вот и как мы должны были догадаться, что Крис — это тень, если его имя вовсе не начинается с М?
— Можем поменять имя, — щедро предложил Куп.
— Книга Игл, ха? Как тебе название? — Уайетт жестом подозвал Криса к себе. Но Фиби встала у него на пути, прикрывая рукой живот.
— Пока не решим, что с вами делать, лучше друг к другу не подходите, — Пайпер поддержала сестру. Пейдж поморщилась.
— Да брось, не будет же Крис убивать брата только потому, что у него в руках Кинжал Мордреда? Не Каина же, в конце концов.
— А с тобой, Моргана, мы тоже еще не разобрались! — беззлобно фыркнула Пайпер.
— Серьезно? Где справедливость? Опять я — злая ведьма, — пробурчала Пейдж, недоверчиво разглядывая себя в зеркале напротив. Ничего злобного или демонического в ней не было.
— Видишь, уже началось, — подмигнула ей Фиби. — Но я не хочу, чтобы наши мальчики снова стали смертельными врагами. Третий раз может и не повезти.
— Третий? — нахмурился Уайетт. Он помнил конец легенды об Артуре, хотя и не собирался избегать Криса.
— О, вы про тот случай, когда Крис из будущего появлялся? — встрял в разговор Виктор. — Мы вообще еще будем подарки дарить?
Он разжал ладонь, в которой поблескивали ключи.
— Какая неожиданность! — взвился Лео. — В этот раз я не сдамся так легко. Никакого обката машины.
— За кого вы меня принимаете? Это от мотоцикла, — неожиданно оскорбился Виктор. — Я хорошо помню, как Крис рассказывал мне, что злой Уайетт из будущего уничтожил его любимый байк.
Он гордо посмотрел на растерявшегося внука. В глазах Криса медленно заводились маленькие мотоциклы.
— Папа, ты просто мастер хранить тайны, — Пайпер уронила голову на руки.
— Злой я? И что, мы были смертельными врагами, да? — Уайетт уже сложил два и два. Он даже успел обрадоваться. Не только Крис был злым, но и сам Уайетт не всегда был благородным Артуром.
Это давало иллюзию выбора.
— Ты не выглядишь расстроенным, — напряженно заметил Крис.
— Ты не выглядишь так, будто хочешь меня убить, — ответил Уайетт. На самом деле он не был уверен, что знает, как бы тогда выглядел Крис. Но говорить нужно было уверенно.
— Я знаю, как это сделать, кстати, — Крис задумчиво прокрутил кинжал. — Неуязвимость давали Артуру ножны Экскалибура. У тебя они стали выглядеть по-другому. Как твой щит. Энергетическая сфера, неуязвимая для зла.
Раздался тонкий звон.
— Но против меня бы ты не стал его поднимать. И тогда, — он прищурился, — по легенде, кинжал Мордреда был покрыт тонким слоем яда.
Глухо звякнули пузырьки. Крис всегда таскал с собой парочку зелий, которые так любил варить Уайетт.
Воздух звенел все тоньше.
— Но что-то мне пока не убивается, — закончил свою речь Крис и положил кинжал на стол. — Я хочу байк обкатать, пошли? Глупо думать о будущем, которое даже не произошло.
Зачарованные синхронно выдохнули.
Уайетт задумчиво вслушивался.
— Знаешь, ведь Мордред не сам решил убить Артура, — он пошевелил в воздухе пальцами. — Его подучили.
Фиби ахнула, переводя взгляд на Пейдж. Та возмущенно заверещала, что Фиби тоже была когда-то злой ведьмой.
— Знаете, это просто смешно, — перебил ее выкрики собственный голос. Тонкий звон достиг своего пика и раздался скрежет.
Из зеркала в гостиной вперед шагнула Пейдж.
— Я уничтожил портал в другое отражение десятилетия назад, — не поверил Лео.
— Зеркала служат для разных целей, — показала зубы Пейдж.
Наконец-то в комнате появилось зло, с которым можно было бороться. Все маги семейства подобрались. Крис схватил со стола кинжал, Уайетт машинально призвал Экскалибур. Они встали плечом к плечу, но никто не обратил на это внимания.
Гостья протянула руку и дернула ей. Пейдж оказалась рядом. Теперь их было не отличить. Конечно, если не считать злобного взгляда отражения и надменной манеры держать себя. И на что она рассчитывала?
— Но если она — Моргана, то кто тогда произнес пророчество? — Фиби обернулась на Пайпер.
— Если Моргана не она, а Пейдж, то заклинание обернется против нее, — вслух рассуждала Пайпер.
— Меня защитит Сила трех, — дернулась вперед Пейдж, и вторая повторила ее движение.
— Моя магия намного древнее вашей, — уже вдвоем сказали они.
Копия и оригинал постепенно слились. Теперь их действительно было сложно различить.
— Пейдж, перенесись, — Лео подсказал очевидное для любого хранителя решение.
Серебристое сияние окутало обеих ведьм, но они остались на месте.
— Моргана, способности: мороки, целительство, перемещение, — Уайетт застонал от разочарования, пролистывая Книгу Игл. Крис подключился к поискам, внимательно просматривая страницы.
— Что ты делаешь? Убей его, — прошипели обе Пейдж. — Он забрал твою славу. Твою власть. Твою любовь. Твою жизнь.
Крис оторвался от страницы и пристально посмотрел на брата. Уайетт ответил ему неуместной улыбкой и кивнул.
— Мы тут еще одну легенду вспомнили, — задумчиво сказал Крис. — О смертной, желающей стать ведьмой.
Лео хлопнул ладонью по столу, припоминая:
— Моргауза, — объяснил он Зачарованным.
— А почему вы ничего не делаете? — из-за дивана раздался голос Виктора.
— Разве ты не видишь, пап? — грустно улыбнулась Пайпер. — Это их битва.
— Мы стажерам тоже такие проверки устраиваем, — со знанием дела подтвердил Генри.
— Пора уступить дорогу молодым, — Фиби взглядом нашла Купа, и он открыл ей свои эмоции, успокаивая.
Уайетт и Крис хором дочитали заклинание.
Пейдж рухнула на пол. Рядом с ней на полу корчилась приторно миловидная девушка, прожигающая братьев Холливел злобным взглядом.
— Вам не быть счастливыми вместе, — прошипела она. — Ваша кровь напитана ядом.
— Почему они все говорят таким высокопарным тоном? — недовольно буркнул Уайетт.
— Пожалей старушку, ей столетий больше, чем блокноту Фиби, — осадил его Крис.
— А мы вообще можем ее убить? Она ведь смертная, то есть человек. Мы же защищать ее должны, — Уайетт обернулся было на старшее поколение ведьм, но Крис потянул его назад:
— Она отказалась от существования человека и похитила чужую магию, — уверенно сказал он.
Он направил кинжал на Моргаузу. Уайетт повторил его движение, поднимая Экскалибур.
— Клянусь, одна шутка о длине, и я разверну его в твою сторону, — предупредил брата Крис.
И они послали оружие в бывшую ведьму.
Кинжал и меч иглами пронзили ее тело. Холодное свечение окутало Моргаузу. На полу осталось лишь крошево осколков зеркала.
— Знаете, не нравится мне ваша манера праздновать, — с чистым сердцем заявил Виктор, выбираясь из-за дивана.
— А мне очень нравится, — протянул Куп, прикрыв глаза. — Так хорошо.
Пейдж со стоном поднялась с пола:
— Я отказываюсь говорить об этом еще сто лет, — заявила она. Тепло улыбнулась племянникам. — Вы молодцы.
— За новое поколение Зачарованных, — поднял бокал Генри, уже севший за стол. Пайпер всплеснула руками, вспомнив про торт.
Лео тоскливо взглянул на осколки зеркала на полу, понимая, что это его забота.
Уайетт заговорщически оглянулся по сторонам и потянул брата за собой, прочь из дома.
— Я ведь еще не подарил тебе подарок, — он остановился, как только они спустились с крыльца. — Держи.
Он протянул Крису невзрачно выглядящее кольцо.
— Я читал, что Озерная Леди подарила своему любимцу Ланселоту кольцо, защищающее от любой магии. Он был лучшим рыцарем короля Артура.
— Ты решил сыграть другую роль? — машинально спросил Крис, прежде чем кольцо очутилось на пальце. — Дать другую роль мне?
— Да ну их, эти легенды, — порывисто обнял его Уайетт. Сказал, не размыкая объятий:
— Поехали уже. Верный конь уже ждет нас.
Яд медленно растекался по венам.
Уайетт не разжимал рук.



@темы: Зачарованные навеки!, Слэш, Типо творец, Фики

URL
   

[ Притон слэша ]

главная